«Портрет в сборнике В. Токаревой «Казино»»

casino

«Портрет персонажа, — как определяет В.Е. Хализев, — это описание его наружности: телесных, природных и, в частности, возрастных свойств (черты лица и фигуры, цвет волос), а также всего того в облике человека, что сформировано социальной средой, культурной традицией, индивидуальной инициативой (одежда и украшения, причёска и косметика)».

Портретные характеристики персонажей в сборнике В. Токаревой «Казино» представлены широко и разнообразно. Особенностью стиля писательницы, на наш взгляд, является пристальное внимание к этому средству раскрытия внутреннего мира человека и максимально рациональное его использование. Наметим характерные черты портрета В. Токаревой.

Во-первых, как правило, персонажи её рассказов имеют чётко указанный возраст: Анестези — 37 лет, Морису — 63 года, Мадлен — «полтинник», Этиопе — 25 лет, сыну Мориса — 43 года, хозяйке салона одежды — 60 лет («Из жизни миллионеров»). Иногда В. Токарева отмечает определённые жизненные этапы, соотнося их с биологическим временем. Так, в рассказе «Щелчок» учёный рассказывает о событиях сорокалетней давности, когда он учился на первом курсе университета. Нетрудно определить, что в момент повествования ему 57 лет. Этот приём В. Токарева использует в рассказах «Казино», «Банкетный зал», «Уж как пат туман…»

Средний возраст женщин в произведениях сборника — около тридцати пяти лет: Виктории Поросёнковой за тридцать, Марине («Паша и Павлуша») тридцать два года, Анестези («Из жизни миллионеров») тридцать семь лет, Марьяне («Инфузория-туфелька) сорок два года, Елене Монаховой («Паспорт») двадцать девять лет. Самой юной героине из рассказа «Щелчок» шестнадцать лет.

Герои-мужчины несколько солиднее дам: Владу Петрову («Свинячья победа») сорок лет, Паше («Паша и Павлуша») сорок лет, Аркадию («Инфузория-туфелька») сорок два года, режиссёру («Система собак») около пятидесяти, учёному Дмитрию («Щелчок») пятьдесят семь лет, Морису («Из жизни миллионеров») шестьдесят три года, врачу Диме («О том, чего не было») двадцать шесть лет.

Современные критики полемизируют по поводу возраста героев современной прозы. Некоторые считают, что «описать молодую, неопытную, мучительную, яркую любовь вообще труднее… Явно облегчаются и другие задачи: нам даются характеры, заведомо сложившиеся, не требующие развития … возможно и поместить действие в усреднённые, нейтральные обстоятельства образа жизни…»

Думается, что выбор В. Токаревой героев зрелого возраста обусловлен реалиями современной жизни в российском обществе, когда появилась тенденция «постарения» молодёжи, вследствие политических и экономических проблем. В рассказе «Паспорт» женщина-профессор, представитель старшего поколения, говорит девушке-сценаристу и своему внуку, что они до старости остаются «Зинками, Витьками, Ленками», «старыми мальчи-ками и девочками».

Во-вторых, описание персонажей вводится как экспозиционно, так и лейтмотивно. Использование того или иного приёма обусловлено логикой и замыслом произведения.

В рассказе «Банкетный зал», например, все портреты даны экспозиционно. Они напоминают карикатуры, где каждая линия несёт в себе максимальный объём информации, выявляя наиболее характерные, присущие конкретной личности черты: мы видим журналиста «везде с бокалом и шейным платком вместо галстука», писателя — с глазами «свежемороженой рыбы», жену посла, улыбающуюся гостям «широкой улыбкой», и самого посла, который распределяет свою улыбку на всех, она у него «чуть- чуть». Обращает на себя внимание контрастное соединение внешних данных с особенностями поведения: скульптор был «хоть и трёхнутый, но красивый», «Господин Икс — молод, умён и агрессивен», режиссёр — «не худой и влюбчивый».

В этом рассказе, как и в рассказе «Казино», автор даёт целостную картину современного общества. Здесь важно не показать образы в их развитии, а запечатлеть на статичных портретах следы вида деятельности главных героев.

Во многих произведениях сборника портретные характеристики располагаются лейтмотивно. В рассказе «Из жизни миллионеров» часто встречается описание рук главного героя — французского миллионера Мориса: «Он протянул большую, тёплую, сухую руку, совсем не похожую на индюшачью», «… красивые сильные руки Мориса касались руля», «Красивые руки лежат на скатерти. Сильные пальцы, ровные по всей длине», « … руки Мориса тяжёлые, мужицкие». Морис пользуется благами цивилизации, он хозяин жизни, но за всей роскошью и благополучием, которые его окружают, огромный труд, и только руки свидетельствуют об истинной цене всею достигнутого.

Главная героиня рассказа «Система собак» неоднократно сравнивается со змеёй, и это сравнение звучит в тексте от разных действующих лиц. Актриса говорит сама о себе: «У меня действительно длинное тело, высокая шея, маленькая голова и пристальные глаза». Второй режиссёр с досадой отмечает, что она «без жопы, как змея», сценарист констатирует: «… холодная и расчётливая, как змея. Молодая гибкая змея». Нередко автор смешивает портретные данные и характер поведения. Находящая в себе сходство со змеёй актриса мотивирует свои поступки согласно представлению о действиях змеи. Так, обижая любимого человека, она объясняет: «Змея жалит только тогда, когда защищается… А в остальное время это тихое грациозное создание».

К особенностям авторского стиля портретов Токаревой можно отнести её внимание к такой части лица, как глаза. Она описывает и их форму, и цвет, и выражение: у Вики Поросёнковой «голубые глаза», «промытые голубые глаза», «сверкающие глаза»; у Влада Петрова они «немножко японские», у Франсуазы («Из жизни миллионеров») «синие глаза с жёлтой серединкой», у Этиопы (там же) глаза «как у пантеры», «керамические в желтоватых белках», хозяйка салона одежды «смотрит зелёными глазами», у Мориса они «мужицкие». В рассказе «Паспорт» милиционер смотрит «ситцевыми глазами», а собака «меланхолически засматривает в лицо грустными правильно-коричневыми глазами». У режиссёра из «Системы собак» они, как у индуса, «большие, керамически-коричневые», а у Марьяны из «Инфузории-туфельки» глаза «тихие». Мать Павлуши из рассказа «Паша и Павлуша» — обладательница «больших рысьих глаз», а её внук «безмятежно глядит большими серо-жёлтыми глазами цвета куриного помёта, который поэтично называется “авокадо”». Глаза Марины («Паша и Павлуша») «разрисованы фиолетовыми тенями, как у дикарки», а вот писатель из «Банкетного зала» взирает на всё происходящее глазами «свежемороженой рыбы».

Не только цвету, но и выражению глаз писательница уделяет внимание: у концертмейстера из рассказа «Уж как пал туман …» в минуту вдохновения «сильные глаза»; актриса, впервые работающая перед камерой, имеет затравленное выражение; ухажёр Тамары («Инфузория-туфелька») «шьёт глазами влево, вправо», Мадлен («Из жизни миллионеров») вскидывает «ненавидящие глаза». Настоящий гимн глазам мы находим в рассказе «Система собак». Вот что говорит любящая женщина о глазах любимого: они «… всепонимающие, как у Господа Бога», «потрясающие: беззащитные, как у ребёнка. Циничные, как у бандита. Отсутствующие, как у мыслителя».

Существенным элементом внешности у героев В. Токаревой является комплекция. Особенно часто мы встречаем её описания у женщин: Марьяна отличается стройной фигурой (хоти ей уже 42 года), автор называет её «бесплотной», у дочери её подруги «высокая шея, тонкая талия», Саша Коновалова («Свинячья победа») — антипод Виктории Поросёнковой «чёрная, худая, высокая, как рельса»; посетительницы санатория («Паша и Павлуша»): одна — «коренастая, коротконогая, с прекрасными зубами, как калмычка», другая — «худая и гибкая, как водоросль»; Елена Кудрявцева («Гладкое личико») имеет идеальные пропорции: «ничего лишнего», «Будто её не рожала живая женщина, а сам Господь Бог делал по специальным лекалам». Удивляет необычностью сравнение женщины с двойным радиатором парового отопления или с аккордеоном, у которого растянуты мехи.

Сложение мужчин также важно в художественной системе автора. Так, Феликс из «Паспорта» «очень высок — метра два или три, в спортивных штанах и куртке. Может, он был спортсмен, баскетболист», у Павлуши («Паша и Павлуша») «была прекрасная развёрнутая фигура человека, занимающегося спортом», врач («Гладкое личико») «молодой и мускулистый», концертмейстер Петя («Уж как пал туман…») носит прозвище «членистоногий», потому что, при взгляде на него, создавалось впечатление, что «у него на каждой руке по два локтя и на каждой ноге по два колена, и что он весь может сложиться, как складной метр», капитан милиции («Свинячья победа») имел красивую спину, «… затылок хорошо переходил в шею, а шея — в плечи. Он весь был такой ладный, простой и гармоничный, как лист подорожника».

Неотъемлемой составляющей портрета, на наш взгляд, является запах. В. Токарева использует целый спектр запахов. Виктория Поросёнкова пахнет хлебом, любовник Тамары — дождём, от кубинского актёра («Система собак») исходит «незнакомый сладковатый запах», дважды встречается устойчивое выражение В. Токаревой «от него пахло третьим днём запоя».

Доминирование телесных характеристик персонажей объясняется кризисом духовности сегодняшнего мира.

Очень часто находим в текстах описание голоса (здесь проявляется музыкальное образование автора). Голос Аркадия — «низкий и глубокий», голос режиссёра «ломается от нежности. Он течёт, как волны Карибского залива …», профессор Семёнова («Паспорт») сначала ругает кого-то «мужским голосом», а при виде маленькой внучки «пищит», «…у неё диапазон, как у перуанской певицы Имы Сумак»; сценарист из этого же рассказа, испугавшись собаки, «визжит высоким тремоло, как целый оркестр духовых инструментов». Голос ведущей номинацию девушки («Казино») «мяукающий на одной ноте». Эта звуковая гамма, несомненно, конкретизирует персонажей, а также привлекает внимание к определённым, характерным свойствам личности.

В портретных характеристиках В. Токаревой мы отмечаем сравнение персонажей по внешности с известными людьми, художественными образами. Так, девушка врача Димы («О том, чего не было») очень похожа на Брижит Бардо, любовница французского миллионера («Из жизни миллионеров») Этиопа — на Софи Лорен в молодости, Наиля Баширова («Казино») — на Наоми Кэмпбелл, Лена Монахова («Паспорт») на Наталью Гончарову, Виктория Поросёнкова (Свинячья победа») — на Саскию Рембрандта, муж Нины («Инфузория-туфелька») на Джеймса бонда в русском варианте, Валька Шварц («Система собак») на Сатану.

А сколько сравнений с животными, растениями, предметами в текстах: мужчины имеют «голову коня», «губы, как у коня», «голову, как кабачок»; они напоминают «муху на сахаре» в свадебном фраке или «пингвина», Аркадий — непроницаемый «как сфинкс»; второй режиссёр «как засаленная колода карт: сплошные варианты и все грязные», Морис сравнивается с индюком.

Не менее колоритны женские портреты: актриса («Система собак») — змея, Анестези («Из жизни миллионеров») — кошка, писательница — собака, Мадлен грузинская аристократка, Марьяна («Инфузория-туфелька) — инфузория, Елена Кудрявцева («Гладкое личико») — балерина.

Обращает на себя внимание тщательное описание одежды. В современном мире одежда — один из показателей статуса человека. Вот почему по составляющим костюма мы можем себе представить, к какой категории принадлежит персонаж. Гак, дорогие шубы и меха могут себе позволить богатые бизнес-леди и любовницы миллионеров. Мы видим Этиопу в накидке из серебристых лис; актриса («Система собак») становится звездой, и, меняя имидж, приобретает роскошную шубу песочного цвета; Анестези небрежно носит норковое манто с капюшоном, и даже Виктория Поросёнкова, поправив материальное состояние, «обзаводится» шубой из «щипаного» бобра. Неприхотливость в одежде судьи и её тяга к оригинальному подчёркивается универсальностью пиджака, подаренного модным дизайнером; писательница из России времён перестройки («Из жизни миллионеров») ощущает убогость своего красно-чёрного рабочего костюма, оказавшись в столице мод; Морис стар и некрасив, но его одежда во всех отношениях безупречна, и она создаёт ему образ импозантного аристократа; бомж Хмельницкий («Свинячья победа») отталкивает своей неряшливостью, свидетельствующей о глубоком падении личности; Паша («Паша и Павлуша») одет добротно, но без изысков — не хватает времени самому заняться внешним видом и нет женского глаза (костюмчик от «Руслана» и джинсы от фирмы «Рила» удручают его подругу).

Из сказанного можно сделать вывод, что при описании внешности персонажей В. Токарева мастерски использует всё многообразие средств выразительности, логично расставляя акценты, каждый элемент портрета несёт глубокую смысловую нагрузку и подчинён единому замыслу произведения, начиная от едва уловимых штрихов и заканчивая развёрнутыми живописными полоз ними, Система портретных зарисовок усиливает сквозную идею писательницы о падении духовности и приоритете телесности в жизни современного человека.

Саратов 2004

  • Обновлено: Январь 17, 2016
  • Автором: Миронова Марина Викторовна