«Жизнь — игра в рассказе В. Токаревой «Казино»»

life-game

Роль словесных образов в тексте заключается в отображении той или иной картины мира, преобразованной в соответствии с интенциями автора. В рассказе «Казино» одноименного сборника В. Токарева создает модель современного российского общества с его принципами и ценностями. Рассмотрение образного строя текста позволяет проследить развитие художественной идеи.

Тема произведения — жизнь — игра случая. Писатель соотносит жизнь с игрой и вводит в структуру текста образ казино, связанный с тематической сферой Пространства. Казино — это особый мир, где размыты границы между реальностью и игрой, где проявляется истинная сущность людей.

Сквозной образ текста — жизнь — выражен сравнением, завершающим рассказ: «Жизнь, как большая круглая пластинка, поставленная на патефонный диск, — кружится, убывая с каждым витком»; метафорой: хозяйка конного бизнеса крутит «рулетку жизни»; глаголами, характеризующими круговой ход жизни: над залом казино, где проходит номинация, «кружится музыка, молодость, богатство, все это сплетается в тугую розу ветров»; жизнь, подобно пластинке, «кружится и звучит», владелица конного бизнеса «крутит рулетку жизни».

Круг — линия без начала и конца, но автор рассказа отмечает, что жизнь, хотя и идет по кругу, все же только «кажется» бесконечной. На самом деле, она, как пластинка, кружится, убывая с каждым витком.

В тексте представлены разные образы жизни: контрольная («Актриса идет в такт овации… Овация — это ее оценка за контрольную. А контрольная — сама жизнь»); цветение («Как мало отпущено женщине для цветения… Природа тебя… сначала изуродует, как бог черепаху, и тянешь последние двадцать лет в отсутствие любви и смерти»).

Параллельным образу жизни выступает образ игры. Он воплощается в тексте в событии номинации. Все присутствующие на этом мероприятии персонажи скрывают свои лица за масками, а их поведение соответствует выбранным ролям. Не случайно персонажи не наделены именами собственными, а обозначены по профессиональной принадлежности: актриса, политик, певица, модельер, ведущая, банкир, владелица конного бизнеса, судья. Самое главное — «играть и не заиграться». Игровое начало в современной жизни становится неотъемлемой приметой времени, поэтому создание правдивой картины мира невозможно без включения в рассмотрение этого аспекта.

Образ смерти не противопоставляется образу жизни, а дополняет его («Смерть входит в жизнь как составляющая», «дело житейское», «печальное обстоятельство», другая сторона вечности «Оттуда, где она (усопшая — Л.М.) сейчас, совершенно не важно, что здесь (на номинации — Л.М.)»).

Человеку нужно примириться с неизбежностью смерти, но он должен сопротивляться разрушительной силе времени. В. Токарева считает смертью не прекращение физического существования человека, а его жизнь в отсутствие любви. Схватку со временем писатель сравнивает со сражением птицы и самолета, где противостоять мощи машины невозможно. Только любовь способна поставить человека над временем («Ее (актрису) любят. Ее боготворят — любую, какая бы ни была. Хоть в инвалидной коляске… сражение с самолетом — тоже для людей»). Особенность движения времени — односторонность, по-этому В. Токарева сравнивает его с течением реки («Как стремительно утекает время»).

В литературном произведении образ человека основной. Его составляющими являются ценностная ориентация, сознание и самосознание, формы поведения, внешность, речь.

В рассказе «Казино» центральный персонаж — женщина, но не менее детально писателем показаны и образы мужчин, что подтверждает слова Л. Пригова о знании В. Токаревой «и тех, и этих».

Э. Фромм писал: «Нет ни одной культуры, которая могла бы обойтись без системы ценностных ориентаций или координат». Все персонажи рассказа имеют свои ценности. Римма Вейли отмечала отсутствие у героев Токаревой веры, ее «поправки на божественное существование». В системе ценностей судьи оказывается приверженность православным традициям, порядочность, честность, чувство справедливости, терпимость. Но, к сожалению, в настоящее время утрачиваются эти нравственные качества, поэтому большинство других персонажей таковых не имеет. Происходит подмена истинных ценностей, и автор констатирует это: для деловой женщины, банкиров, певицы, политиков, Коли Иванова основополагающей является власть денег, для Наили Башировой — соответствие образцам маскультуры, когда принцип совмещения с несовместимым перестает быть творческим методом, а становится системой мышления (судья, поначалу восхищенная тем, что Наиля «взрывает» привычное представление о вещи, создав пиджак, сшитый из тканей несовместимых фактур, замечает с горечью, что молодой художник переносит этот принцип на все остальное: «…как можно совмещать в одном дне такие несовместимые вещи, как похороны и праздник?»|). Помимо судьи еще один персонаж характеризуется высокой нравственностью — актриса, отдающая себя служению искусству и людям. Это позволяет ей подняться над остальными участниками номинации: «Актриса больше, чем человек. Человек плюс еще что-то».

Одной из основных характеристик персонажа является его поведение. Особенностью рассказа является то, что роль повеcтвователя принадлежит судье, глазами которой мы видим всех героев. Вот почему суждение о них субъективно. Судья придает важное значение деталям, поэтому картина получается выразительной: хрупкость, беззащитность, наивность Наили проявляется в характеристике внешности и манеры говорить: «вскидывала тонкие ручки», «светилась глазами», «лепетала».

Актриса, привыкшая смотреть на себя со стороны, вопреки внутренним ощущениям, сидит (в углу зала) прямая, гордая, без единой морщины. И только пальцы, которыми она нервно барабанит по столу, выдают истинное душевное состояние. Банкир «молча, мрачно взял статуэтку и вернулся на свое место». А певица долго благодарит всех, кто имеет отношение к ее успеху, пытаясь соответствовать звезде американского кино.

В отношении воспроизведения художественной речи рассказ построен по принципу эпической формы малого жанра. Характеризуя речь героев, отметим, что все произведение — уединенный монолог повествователя, в который гармонично включены несколько диалогов. Речи главной героини присущи афористичность: «Глупость не есть отсутствие ума. Это другой ум», «После Феллини остаются образы, после Моцарта — звуки, которые служат ВСЕМ. После денег остаются деньги, которые служат ограниченному количеству людей» и др.; использование профессиональной лексики: «выиграла в суде запутанное дело», «Обратную силу может иметь только смертный приговор», «задействовать мировую общественность»; употребление образных сравнений: «Я — судья высшей категории. Как швейцарский сыр», «Зал гудел, как настраиваемый оркестр», «прическа у нее была, как у ежа». Но, несмотря на высокий профессионализм и социальный статус, судья нередко употребляет жаргонизмы и вульгаризмы (примета времени): банкиры напоминают «братков», деловая женщина представляется «быкообразной бабой», модельеры, имеющие нетрадиционную ориентацию — «голубые», модный элемент костюма — «фенька»; глаголы, характеризующие движение одного из политиков, выражают отношение к нему судьи: политик «вылез» на сцену, «подтянул штаны», «соскочил со сцены»; сама судья «смывается» с поминок, а владелица конного бизнеса «ворочает» миллионами.

Основным этапам развития художественной идеи в тексте соответствует в семантической структуре произведения сопоставление образов «жизнь — смерть — игра — жизнь», а во внешней композиции трехчастное строение. В начале рассказа доминирующим является образ жизни, в которой все перемешалось: и пир, и мир. Эту точку зрения В. Токарева высказала в одном из интервью: «В жизни нет черного и белого, в ней все перемешано — и хорошее, и плохое, и надо воспринимать это как данность». Параллелью такого образа жизни является образ вещи: пиджак, сшитый из тканей различных фактур: шелка, холста и замши.

Образ смерти явлен как продолжение жизни. Ситуативные сопоставления, используемые В. Токаревой, четче обозначают взаимодействие образов. Соотношение похорон и номинации происходит в трех аспектах: описание интерьера дома, где проходят поминки, и интерьера казино, где проходит номинация; описание поведения собравшихся на этих мероприятиях людей; описание поведения самой главной героини во время похорон и на номинации.

Архитектоника текста представляет собой такую последовательность: суд, похороны, номинация. Событие суда — пограничная ситуация, когда возможны два исхода: жизнь или смерть. В рассказе после суда должна быть номинация, но вмешивается «печальное обстоятельство» и нарушает предопределенный порядок. Это является причиной переоценки, произошедшей в сознании судьи, в результате которой она понимает, что в жизни нет четких границ между хорошим и плохим, правильным и неправильным.

В. Токарева приходит к выводу, что следует быть менее категоричной в оценке жизненных явлений, достаточно иметь такую систему ценностей, которая позволит занимать в жизни достойное место и чувствовать себя личностью вне зависимости от ситуации.

Тамбов 2005

  • Обновлено: Январь 17, 2016
  • Автором: Миронова Марина Викторовна