Аргументы к сочинению по тексту № 1 учебника «ЕГЭ. Русский язык: типовые экзаменационные варианты: 36 вариантов / под ред. И.П. Цыбулько»

Цитаты, определения:

1) «Хотя война ставит, быть может, целью спокойствие, но она несомненное зло». (Лаоцзы)

2) «Война — болезнь. Вроде тифа». (Сент-Экзюпери А.)

3) «Быть созданным, чтобы творить, любить и побеждать, — значит быть созданным, чтобы жить в мире. Но война учит все проигрывать и становиться тем, чем мы не были». (Камю А.)

4) «Самое большое зло, какое может сделать нам враг, это приучить наше сердце к ненависти». (Ф. Ларошфуко)

5) «Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьёзно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка». (Л.Н.Толстой)

6) «Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска…»

«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и — неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно-оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты». (Л.Н.Толстой)

Аргументация:

1. «Повесть о разорениии Рязани Батыем» (пер. Д.С.Лихачева)

«А в шестой день спозаранку пошли поганые на город — одни с огнями, другие со стенобитными орудиями, а третьи с бесчисленными лестницами — и взяли град Рязань месяца декабря в 21 день. И пришли в церковь соборную пресвятой Богородицы, и великую княгиню Агриппину, мать великого князя, со снохами, и прочими княгинями посекли мечами, а епископа и священников огню предали — во святой церкви пожгли, а иные многие от оружия пали. И во граде многих людей, и жен, и детей мечами посекли, а других в реке потопили, а священников и иноков без остатка посекли, и весь град пожгли, и всю красоту прославленную, и богатство рязанское, и сродников рязанских князей — князей киевских и черниговских — захватили. А храмы божий разорили и во святых алтарях много крови пролили. И не осталось во граде ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего — ни отца и матери о детях, ни детей об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые. И было все то за грехи наши».
Автор «Повести..», описывая поле битвы, воссоздавая перед читателем картину разорения и сожжения русского города, помнит о чувствах своих читателей и выражает увиденное при помощи традиционных формул.
«И пошел князь Ингварь Ингваревич туда, где побиты были от нечестивого царя Батыя братия его: великий князь Юрий Ингваревич Рязанский, брат его князь Давыд Ингваревич, брат его Всеволод Ингваревич, и многие князья местные, и бояре, и воеводы, и все воинство, и удальцы, и резвецы, узорочье рязанское. Лежали они все на земле опустошенной, на траве ковыле, снегом и льдом померзнувшие, никем не блюдомые. Звери тела их поели, и множество птиц их потерзало. Все лежали, все вместе умерли, единую чашу испили смертную».
Смерть в «Повести…» опоэтизирована: люди лежат на земле «опустошенной», «снегом и льдом померзнувшие», они «испили чашу смертную». Помня об историческом времени, мы можем предполагать, насколько безобразными и тяжелыми были раны участников сражения, насколько страшной была картина уничтоженного войсками Батыя города, а в тексте это не передано. Но это не свидетельствует о бессилии произведения искусства в деле воссоздания реальности. Это говорит о мудрости создателя «Повести», о гуманности древнерусской литературы.

2. «Валерик» (М.Ю.Лермонтов)

  • Едва лишь выбрался обоз
  • То было грозное молчанье,
  • Не долго длилося оно,
  • Но в этом странном ожиданье
  • Забилось сердце не одно.
  • Вдруг залп… глядим: лежат рядами,
  • Что нужды? здешние полки
  • Народ испытанный… В штыки,
  • Дружнее! раздалось за нами.
  • Кровь загорелася в груди!
  • Все офицеры впереди…
  • Верхом помчался на завалы
  • Кто не успел спрыгнуть с коня…
  • Ура — и смолкло. — Вон кинжалы,
  • В приклады! — и пошла резня.
  • И два часа в струях потока
  • Бой длился. Резались жестоко
  • Как звери, молча, с грудью грудь,
  • Ручей телами запрудили.
  • Хотел воды я зачерпнуть…
  • (И зной и битва утомили
  • меня), но мутная волна
  • Была тепла, была красна.

М.Ю. Лермонтов, считавший войну разрушением красоты мира, единства человека и природы, точно выражает эту мысль в эпизоде стихотворения «Валерик». Показывая безумие происходящего, Лермонтов уподобляет людей диким зверям и называет битву «резней». Ручей запружен трупами, его воды, отравленные смертью, становятся красными. Всего несколько штрихов – и ужас случившегося передается читателю. Усиливает впечатление эмоциональность монолога героя:

  • Я думал: жалкий человек,
  • Чего он хочет!…небо ясно,
  • Под небом места много всем,
  • Но непрестанно и напрасно
  • Один враждует он – зачем?

3. «Война и мир» (Л.Н.Толстой)

Л.Н. Толстой показывает Бородинское поле после сражения. Для того чтобы выразить отвращение, ужас, боль, страдание от увиденного, Толстой заставляет «заговорить» безмолвную Природу. Дождь, накрапывающий «на убитых, на раненых, и на изнуренных людей», будто бы говорит: «Довольно, довольно, люди. Перестаньте…Опомнитесь. Что вы делаете?»

4. «Тихий Дон» (Шолохов М. А.)

Картина поля боя, произошедшего между русскими и немцами во время Первой мировой войны неподалеку от деревни Свинюхи, заставила содрогнуться даже привыкших к ужасам войны казаков. Трупы лежали внакат, в «непристойных и страшных» позах, земля была взрыта, примятая колесами повозки трава напоминает шрамы. В воздухе стоит «сладковатый, тяжкий» запах мертвечины. Казаков поразил вид молодого поручика, который и после смерти продолжал оставаться красивым; они потрясены видом убитого солдата, совсем еще мальчишки, которого настигла вражья пуля. Сокрушаются свидетели этого зрелища, глядя на парнишку: ему, должно быть, не довелось узнать сладости девичьего поцелуя. «Где же их так наворочали?»- спрашивают себя те, кто так же безжалостно расправляется с противником. Видимо, нет предела человеческой жестокости.

  • Обновлено: Май 31, 2016
  • Автором: Миронова Марина Викторовна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.